Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».
Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
* Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и получение sms-, email-сообщений и сообщений в мессенджерах от Высшей школы «Среда обучения»
КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО / 27 АВГУСТА

КУЛЬТУРА ПОВСЕДНЕВНОСТИ.
ПРЕДМЕТНОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ ИДЕЙ
Любое явление, как и человека, и искусство, определяет взаимное пространственно-временное перекрестье. А именно — всякое явление формируется географией и историей его создания. То же самое относится к культуре, в частности, к культуре повседневности, то есть того, с чем мы сталкиваемся повседневно. А эту культуру повседневности удерживают три кита: бытовая, художественная и религиозная составляющие.
То, что мы едим, как и когда мы отмечаем праздники, что на нас надето — это все отклик на культуру, обусловленную географией и историей отдельно взятого места и времени.
В истории культуры и искусства известны понятия бытового и сакрального. Профанного и божественного. То есть чего-то высокого и недостижимого — и того, что где-то едва замеченным существует в бытовой повседневности. Едва замеченным, потому что это как воздух, нечто само собой разумеющееся, к чему мы привыкли и следовательно, на что не обращаем внимания. До тех пор, пока оно, словно тот самый воздух, не изменится или не исчезнет.
Вот это сочетание идей и их воплощения, глубинных культурных кодов и их выражения во всем самом будничном — и есть культура повседневности. Когда в современной моде, рекламе, дизайне интерьеров мы видим отзвук накопившегося культурного наследия человечества.

При этом, само понятие культуры повседневности сложилось совсем недавно — в середине ХХ в. Как раз потому, что прежде та среда, в которой живут люди, не воспринималась достойной детального изучения. Но культурологи не смогли оставить без внимания одежду, быт, еду, поведение людей, справедливо доказав, что все эти «банальности» являются ничем иным как продолжением высокой культуры.

Что же до истории самого понятия и места культуры повседневности в науке, то ей предшествует историография, которой больше полутора веков. Уже во второй половине XIX — начале ХХ в. были опубликованы работы ученых в ее ключе, посвященные наблюдению за бытом.
Авторов трудов (а это Н. Костомаров, И. Забелин, Э. Виолле-ле-Дюк и др.) волновало следующее в истории человечества, предшествующей и современной. Например, среда обитания — а значит, понятия дома и мира, природы и космоса, своего и чужого, города, государства, интерьера, посуды, архитектуры. Цикличность — смена сезонов, вопросы смерти, жизни, брака и так далее. Тело — следовательно, все, что касается спорта, чистоты, ухода за ним, представления о красоте; спорт, гигиена, лечение, украшения, мода. Ну, и конечно, понятия выживания, еды, культа, праздников, обрядов, становления искусства и т. д. То есть все будничное и повседневное впервые было систематизировано не в контексте этнографического изучения какой-то одной региональной культуры, нет. Впервые эти факторы были изучены и представлены как факт, сами по себе — как явления культуры. Так будничное заступило на поле сакрального, достойного быть объектом пристального внимания мировых мыслителей. Справедливо заняв место на поле культуры, науки, искусства.
Люсьен Февр
Марк Блок
Фернан Бродель
Жак Ле Гофф
В ХХ в. Й. Хейзинга и представители школы «Анналов» (Л. Февр, М. Блок, Ф. Бродель, Ж. Ле Гофф и др.) взялись за изучение влияния историко-географических факторов на ментальность отдельных народов. С именами представителей этой школы связан второй этап (1920−1970) развития историографии повседневности, для которого характерно внимание исследователей к ценностным смыслам проявлений повседневной жизни, ментальным структурам повседневности вообще и в разных частях света.
В 1970-е гг. история повседневности объединяется в единое научное направление с микроисторией. Это поворот научного интереса к микроистории, к жизненным судьбам рядовых людей и социальных групп, к их повседневной жизни. Для «микроисториков» единичное, случайное и частное в истории сопряжено с закономерным и дополняет его. Главные авторы работ и идеологи — итальянцы Карло Гинзбург (на фото) и Джованни Леви.
Третий этап (с начала 1980-х) — это уже комплексный и глобальный охват изучения и предметности культуры и влияния на нее ментальных особенностей. Огромен вклад в изучение общности мышления первобытных племен и современников, чье поведение и культура одинаково зависят от пространственно-временных условий среды. На то, что формирует и укрепляет культурные коды — в любой части света, в любую эпоху.
Умение считывать эти коды, понимать, что послужило причиной возникновения, развития или изменения явлений человечества — то, чему можно научиться в рамках направления «Культура повседневности».
Материал подготовила Юлия Милович-Шералиева
ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.